Основной целью экспедиции британского корабля «Бигль» было изучение и нанесение на карту морей, омывающих Южную Америку. Однако прославилась она не этим. 1) Основной целью экспедиции британского корабля «Бигль» было изучение и нанесение на карту морей, омывающих Южную Америку. Судовой хронометр с HMS Beagle, сделанная Thomas Earnshaw. Британский музей, Лондон. ad. Основной целью экспедиции было проведение гидрографических.
основной целью экспедиции британского корабля бигль
Главная >> Бигль

Дарвин, Чарлз

Основной целью экспедиции британского корабля «Бигль» было изучение и нанесение на карту морей, омывающих Южную Америку. Однако прославилась она не этим, а открытиями судового натуралиста Чарльза Дарвина: во время плавания он собрал важные доказательства теории возникновения новых видов. Основной целью экспедиции британского корабля «Бигль» было изучение и нанесение на карту морей, омывающих Южную Америку. Однако прославилась она не этим.

Ссылки по теме:. Главная страница Путешествие во времени. В ряду наиболее прославленных научных экспедиций XIX в. В историях географических исследований обычно отмечается то большое значение, которое имели съемочные работы, произведенные картографами «Бигля», для нанесения на карту точных береговых очертаний южной части Южной Америки и течения реки Санта-Крус.

Однако всемирная слава «Бигля» связана не с этим. Пребывание на борту «Бигля» в качестве натуралиста экспедиции величайшего биолога XIX в. Чарлза Дарвина представляет собою, несомненно, тот основной факт, который обессмертил имя «славного маленького кораблика» «Бигль».

Географы часто указывают, что Дарвин сделал для познания природы южной половины Южной Америки то, что Гумбольдт сделал для северной ее половины. Это, несомненно, верно, однако самый значительный результат путешествия на «Бигле» заключается в том, что биологические и геологические открытия и наблюдения Дарвина в Южной Америке, на Галапагосских островах и в других местах заложили основание эволюционной теории Дарвина, теории, благодаря которой Дарвин, говоря словами В.

Ленина, « Гна ничем не связанные, случайные, «богом созданные» и неизменяемые, и впервые поста-1 вил биологию на вполне научную почву, установив изменяемость видов и преемственность между ними Он подробно рассказал об этом в своей автобиографии, а в введении к «Происхождению видов», своему главному труду по эволюционной теории, он писал: «Путешествуя на корабле «Бигль» в качестве натуралиста, я был поражен некоторыми фактами, касавшимися распределения органических существ в Южной Америке, и геологическими отношениями между прежними и современными обитателями этого континента.

Факты эти Следует, однако, иметь в виду, что этот величайший результат путешествия Дарвина на «Бигле» стал известным миру лишь через двадцать три года после возвращения Дарвина на родину, в г. И только с этих пор название корабля «Бигль» стало неизменно связываться с эволюционным учением Дарвина.

Между тем, выдающиеся результаты экспедиции доставили широкую известность «Биглю» уже задолго до этого времени. И это верно не только в том смысле, что для Дарвина, уехавшего из Англии, когда ему не было еще 23 лет, путешествие явилось подлинной школой, позволившей ему выработать в себе навыки исследователя и окончательно определившей его научные интересы.

I, Строение и распределение коралловых рифов, ; т. II, Геологические наблюдения над вулканическими островами, ; т. III, Геологические наблюдения в Южной Америке, ; монография о современных и ископаемых усоногих раках, в четырех томах, —; наконец, большое число статей по геологии, зоологии и другим вопросам, опубликованных Дарвином в различных научных журналах в — гг.

Все эти работы, не утратившие своего первостепенного значения и до настоящего времени, были изданы Дарвином до выхода в свет «Происхождения видов». Благодаря всем этим исследованиям Дарвина плодотворные научные результаты путешествия на «Бигле» и имя Дарвина как крупнейшего натуралиста — выдающегося геолога и не менее выдающегося зоолога — получили мировую известность и признание уже в сороковых и пятидесятых годах XIX в.

Таково всемирное значение этого путешествия — путешествия, создавшего Дарвина как исследователя, давшего ценнейшие геологические и зоологические результаты и положившего начало дарвиновскому эволюционному учению.

В первый раз «Путешествие» Дарвина было опубликовано им в г. Первый том заключает описание путешествия судов «Адвенчер» и «Бигль» в Южную Америку под командой капитана Ф. Кинга с по г. Очевидно, третий том этого издания, содержавший работу Дарвина, сразу же заинтересовал более широкие круги читателей: в том же г.

Через шесть лет, в г. В предисловии к этому второму изданию Дарвин указывал, что он несколько переработал текст книги с целью сделать ее доступной и интересной для более широких кругов читателей. Все дальнейшие издания не отличались по своему тексту от второго издания, но начиная с третьего издания г.

Прежде чем приступить к анализу путешествия и его научных результатов, следует остановиться коротко на вопросе о том, что представлял собой Дарвин, отправляясь в путешествие, какова была его научная подготовка и каким образом выбор натуралиста для столь трудного и ответственного поручения, как естественнонаучное обследование мало известных и плохо или и вовсе не изученных отдаленных стран, мог пасть на молодого человека, только что окончившего университет и притом богословский факультет.

Авторы популярных биографий Дарвина нередко изображают Дарвина-студента, как легкомысленного молодого человека, увлекавшегося охотой, спортом, лошадьми и кутежами и отправившегося в путешествие, не имея сколько-нибудь солидного естественнонаучного образования. Знакомство с «Автобиографией» Дарвина, его письмами из Эдинбурга и Кембриджа, где он учился, и некоторыми другими документами, относящимися к его студенческим годам, делают решительно несостоятельной эту точку зрения.

Дарвин действительно, как он сам об этом рассказывает, учился весьма посредственно и не проявлял никакого интереса к преподаваемым предметам как в средней классической школе, так и позже, в студенческие годы, в Эдинбурге, где он готовился стать врачом, и затем в Кембридже, куда он перешел в г.

Эту посредственность успехов в ходе систематического образования Дарвина приходится, однако, отнести прежде всего за счет того непонимания, которое упорно проявлял отец Дарвина в отношении четко сложившихся уже в школьные годы интересов Чарлза.

Его любовь к природе и одиноким длительным прогулкам в окрестностях Шрусбери города, где родился в г. Дарвин , его «вкус к естественной истории и особенно к собиранию коллекций» «Автобиография» , его восторг перед логической последовательностью эвклидовой геометрии, его критическое отношение к описаниям природы в книге для юношества «Чудеса природы» и рожденное этой же книгой желание самому побывать в тропических странах и лично проверить правильность прочитанного, собирание насекомых, интерес к орнитологии, увлечение охотой и ужением рыбы, самостоятельные занятия химией вместе с братом Эразмом и вообще те «единственные качества, которые Совершенно понятно поэтому то внутреннее сопротивление, которое оказывал Чарлз по отношению к преподававшейся в школе схоластической «науке».

Его заставляли проделать обычный в то время в Англии путь образования, между тем как, по его собственным словам, «ничто не могло оказаться хуже для развития моего ума, чем школа доктора Батлера, так как она была строго классической и, кроме древних языков, в ней преподавали в небольшом объеме еще только древнюю географию и историю».

То же повторилось и в Эдинбурге и в Кембридже, но юноша, отдавая формально дань университету в виде подготовки раз в год в течение одного или двух месяцев к экзаменам, упорно продолжал увлекаться вопросами естествознания, совершенно правильно определил круг своих знакомых и друзей и сумел если и не получить систематического естественнонаучного образования, то во всяком случае приобрести столь обширные познания и опыт в различных областях естествознания, что проф.

Генсло, рекомендуя его в г. В Эдинбурге он сблизился с несколькими людьми, занимавшимися — одни геологией, другие зоологией. Среди последних были Роберт Грант, который впоследствии состоял профессором зоологии в Лондоне, и Вильям Макджилливрей — хранитель Музея естественной истории в Эдинбургском университете.

Вместе с Грантом и другим зоологом, Колдстримом, которые занимались изучением морских животных, Дарвин постоянно совершал экскурсии к берегам морского залива Форт, близ которого расположен Эдинбург. Известен рассказ Дарвина о том, как изложенное ему однажды во время прогулки Робертом Грантом учение Ламарка не произвело на него никакого впечатления.

Но зато он с величайшим интересом воспринимал от Гранта непосредственное знакомство с морскими беспозвоночными, сам занялся их изучением и вступил в члены студенческого естественнонаучного кружка, носившего торжественное название Плиниевского общества.

В этом обществе он сделал в марте г. Эдинбургская записная книжка Дарвина содержит, кроме этих двух докладов, и другие наблюдения Дарвина над морскими беспозвоночными. Эти две маленькие работы Дарвина замечательны тем, что они обнаруживают не только его наблюдательность, но и большую самостоятельность в научной работе, — каждая из них содержит небольшое открытие.

Дарвин изучил соответствующую литературу и на основании собственных наблюдений сумел показать ошибки прежних наблюдателей: снабженные ресничками образования, которые считались «яйцами» мшанки Flu-stra, оказались ее личинками, а шаровидные тела, которые принимали за ранние стадии водоросли Fucus loreus, были на самом деле оболочками яиц пиявки Pontobdella muricata.

Макджилливрей занимался орнитологией, и дружба Дарвина с ним, несомненно, способствовала более глубокому знакомству Дарвина с птицами Шотландии. На заседании Верне-ровского общества в Эдинбурге Дарвин однажды слышал доклад Дж. Одюбона, известного в то время американского орнитолога.

В Эдинбурге же Дарвин познакомился соднимнег-. Страстный охотник, Дарвин «тщательно регистрировал каждую птицу, застреленную в течение сезона» «Автобиография». Хуже обстояло в Эдинбурге у Дарвина с геологией, хотя и в этой области он уже был, очевидно, настолько образован, что отлично разбирался в спорах между нептунистами — сторонниками водной теории происхождения горных пород — и плутонистами, считавшими, что все горные породы возникли в результате действия вулканических процессов.

Его настолько возмущала односторонность и слепота тех и других, что во время пребывания в Эдинбургском университете он принял «решение никогда не заниматься геологией» «Автобиография». Этой фразой Дарвин заканчивает в своей «Автобиографии» рассказ о том, «как профессор в лекции, прочитанной во время экскурсии на Солсберийские скалы, говоря о трапповой дайке Таким образом, в Эдинбурге были заложены основы естественнонаучных знаний Дарвина.

В Кембридже, где Дарвин провел три года — , он получил возможность значительно расширить и углубить их, чему способствовало и сближение его с несколькими крупнейшими натуралистами, работавшими там. Впоследствии Дарвин писал: «Три года, проведенные мною в Кембридже, были — в отношении академических занятий — настолько же полностью затрачены впустую, как и годы, проведенные в Эдинбурге и в школе» «Автобиография».

Но эти слова Дарвина, которые он упорно и часто любил повторять, относятся, конечно, только к «академическим ,занятиям», т. В г. Дарвин писал в «Автобиографии»: «Если вспомнить, как свирепо нападали на меня представители церкви, кажется забавным, что когда-то я и сам имел намерение стать священником».

Но в действительности намерение это принадлежало не Чарлзу, — оно было навязано ему его отцом, принято им как послушным сыном и навсегда отброшено при первой же возникшей возможности. В Кембридже Дарвин сразу же сблизился с группой молодых людей, увлекавшихся энтомологией.

Письма его того времени свидетельствуют, с какой страстью он отдался своему давнишнему школьному увлечению — собиранию насекомых. Фауна кембриджских жуков была изучена им подробнейшим образом. Дарвин обнаружил исключительный талант в установлении новых видов и благодаря этому вскоре увидел даже свою фамилию впервые напечатанной в книге крупного английского энтомолога Стивенса «Изображения британских насекомых», где под изображением одного из жуков значилось: «Пойман Ч.

Дарвином, эсквайром». Несколько дней, проведенных Дарвином в феврале г. В эти же дни в Лондоне Дарвин «посетил Королевский институт, Линнеевское общество, Зоологический сад и много других мест, усердно посещаемых натуралистами» письмо к Фоксу от 26 февраля г. Однако наиболее решающим для всей дальнейшей судьбы Дарвина было его знакомство с кембриджским ботаником профессором Джоном Стивенсом Генсло — , с которым он вскоре тесно подружился.

На собраниях на дому у Генсло, — собраниях, которые в г. Там он познакомился с известным натуралистом, автором «Истории индуктивных наук» В. Он посещал университетские лекции Генсло по ботанике, принимал постоянное участие в научных экскурсиях под руководством Генсло и по всем волновавшим его научным вопросам постоянно советовался с Генсло.

Когда весной г. Дарвин сдал свой последний экзамен на звание баккалавра наук, Генсло познакомил его с профессором геологии А. Седжвиком, которого просил взять Дарвина с собой в геологическую экскурсию по северному Уэльсу, так как считал, что Дарвину необходимо углубить свое геологическое образование путем полевой геологической работы.

Эта экскурсия состоялась в августе г. Свое непосредственное, практическое ознакомление с естественными науками Дарвин в течение всех лет пребывания в Эдинбургском и Кембриджском университетах усиленно пополнял чтением. Даже в летние каникулы, которые «были целиком посвящены развлечениям», т.

В одной из эдинбургских газет за г. Под конец своего пребывания в Кембридже Дарвин прочитал две книги, произведшие на него особенно глубокое впечатление. Это были «Введение в изучение философии естествознания» знаменитого астронома Дж. Знакомство с этими книгами, как пишет в своей «Автобиографии» Дарвин, пробудило в нем «пылкое стремление внести хотя бы самый скромный вклад в возведение благородного здания наук о природе».

Влияние Гумбольдта было настолько велико, что Дарвин решил по окончании университета во что бы то ни стало поехать на Тенериф, который так красочно описывает Гумбольдт. Однако ни эти книги, ни ученые друзья Дарвина, многие из которых, например Генсло, Дженинс, Юэлл, были лицами духовными, «преподобными», ни в какой мере не способствовали тому, чтобы посеять в молодом Дарвине хотя бы и тень сомнения в истинности традиционных, религиозно-догматических представлений о природе, поддерживавшихся официальной наукой того времени.

Наоборот, ни то поверхностное знакомство с эволюционным учением Ламарка, которое Дарвин почерпнул из беседы с Грантом, ни более глубокое знание эволюционных воззрений его деда Эразма Дарвина не вызвали у него симпатии и интереса.

К моменту окончания университета Дарвин не чувствовал, не видел никаких противоречий между наукой и религией. Приведенные данные с несомненностью показывают, что к середине г. Дадвин, не получивший систематического естественнонаучного образования, обладал тем не менее обширным запасом знаний в различных областях естествознания и, что важнее всего, уменьем самостоятельно работать, наблюдать, улавливать своеобразие тех или иных явлений, пользоваться техническими приемами, применяемыми при зоологических, ботанических и геологических исследованиях в поле.

Если прибавить к этому, что он был прекрасным спортсменом, наездником и охотником, имел большой опыт длительных экскурсий, а за годы жизни в Кембридже развил в себе вкус к живописи и музыке, читал много книг по истории и изящной литературе, наконец, был жизнерадостным юношей и легко устанавливал дружеские отношения с людьми, то в лице двадцатидвухлетнего Дарвина, несомненно, можно видеть человека, всесторонне подготовленного к длительному и трудному естественнонаучному путешествию.

Следует добавить, что по уму и способностям Дарвин, очевидно, в достаточно резкой степени выделялся среди своих сверстников, — этим, несомненно, приходится объяснять тот факт, что люди, значительно старше его и занимавшие видное академическое положение, часто встречались и дружили с ним.

Обстоятельства, сопровождавшие приглашение Дарвина в качестве натуралиста на «Бигль», достаточно подробно и точно рассказаны самим Дарвином в его «Автобиографии» и в введении к «Путевому дневнику». Предложение Дарвину было сделано профессором Генсло в связи с тем, что кембриджский астроном профессор Дж.

Пикок, к которому обратились с просьбой рекомендовать натуралиста на «Бигль», не мог найти подходящего человека и просил Генсло помочь ему. В письме к Дарвину от 24 августа г. Генсло писал: «Я заявил, что считаю Вас из всех, кого я знаю, наиболее подходящим для этой цели.


Основной целью экспедиции британского корабля «Бигль» было изучение и нанесение на карту морей, омывающих Южную Америку.
Бигль 1ч

Поделиться:

Leave a Reply